SEPIA

Объявление

• Список ролей обновляется, эпизоды играются, жизнь продолжается.

• В дополнение к предыдущему. Настроен скрипт смены дизайна, по умолчанию стоит голубой, можно сменить на чуть более тематичный бежевый. Не забывайте обновлять страницу после смены. Надеюсь, это раз и навсегда избавит нас от проблемы того, что кому-то голубой дизайн не нравится.
Ну а если вам не нравятся оба, тут уж мы ничем не поможем. Всем не угодить.
За подгонку кода и неоценимую помощь с оформлением огромное спасибо Uso

• Живы, целы, играем. А то вдруг гости заинтересуются, не пошли ли мы на дно? Но нет, товарищи, мы плывём и вас приглашаем.

• Внезапное открытие. Даже для меня внезапное.
Как обычно, форуму пригодятся игроки и... в общем-то, всё.
Добро пожаловать!


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SEPIA » Активные эпизоды » [FB][14.07] Первые шаги


[FB][14.07] Первые шаги

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Описание: Силуэты в пелене дождя похожи друг на друга, сливаются с окружающей серостью. Сложно сказать, видишь ли ты перед собой промокшего знакомого или кого-то совершенно другого. Они все, как один: нахохлившиеся, понурые, мокрые. Но вот почему-то эта одинокая хрупкая фигурка так и просится забрать ее домой, отогреть. Пройти мимо не получается.
Действующие лица: Мариса Эшвуд, Клаус Лютц
Место действия: городские улицы, театр.
Время и погода: поздний летний вечер, льет сильный дождь.

2

Мариса всегда была уверена, что не существует нерешаемых проблем, а уж если ей когда-нибудь «посчастливится» потеряться, то тут уж и бояться нечего. Она же умный и образованный ребенок, поэтому прекрасно сможет справится с любой трудностью своей головой. Главное – холодный разум и отсутствие паники.
- …отсутствие паники… - бормочет до нитки вымокшая девчонка, опершись на стену серой двухэтажки, - … главное – разум и отсутствие… - девчонка сипло набирает воздух в легкие, чтобы продолжить свою мантру, - … паники. Главное – без паники, - звук собственного голоса помогает немного собрать мысли и совладать с эмоциями. Хотя в юной головушке все равно сейчас полнейшая каша.
Это не сон. И авария ей, кажется, не приснилась. И боль была вполне настоящая, правда вспыхнула ненадолго, а потом отступила, разбавленная чернотой. Мариса обнимает себя руками, пытаясь сохранить тепло, и в который раз убеждается, что ее тело целехонько. Никаких повреждений, все конечности на месте и функционируют. Даже янтарь неизменно зажат в кулачке.
Все слишком невероятно, чтобы разум мог просто это принять.
Мариса снова пытается откопать в голове разумное объяснение происходящему. Как она могла оказаться в этом месте? Где она находится? Почему она до сих пор дышит? Девчушка продолжает движение по завешенным водной пеленой улицам, глотает капельки, стекающие по губам.
А что, если у нее амнезия? Тогда провалы в реальности легко объясняются. Она где-то читала, что серьёзные травмы головы могут привести к различным формам потери памяти. Даже вызвать ее перезапись через определенные промежутки времени. Как там назывался этот подвид недуга?.. Девочка вдруг слышит перестук собственных зубов. Интересно: от страха или от холода? Лучше от холода. Хотя, вряд ли: дождь хоть и сильный, но все-таки летний.
А если она действительно… Нет! Это какая-то чушь, не подчиняющаяся никаким научным законам, которые она удачно изучала в школе. Вот бы найти кого-нибудь! Спросить, что это за место! Единственный случайный прохожий сможет унять все ее душевные терзания и неурядицы, навести порядок в мыслях. Он наверняка назовёт какую-нибудь известную улицу или название населенного пункта, от которого Мариса уже сможет оттолкнуться и начать раскручивать этот клубок неприятностей. Хотя бы одна живая душа! Кто-нибудь! Но улица пуста: никого не тянет на прогулки в такую паршивую погоду да еще и в позднее время.
Мариса замечает, что капельки на губах стали солоноватыми. Узкие девичьи плечики подрагивают в такт всхлипываниям.
«Ты же умная! Ты точно сможет выбраться из этой передряги!» - пытается подбадривать себя девчонка, но в голову все равно лезут нехорошие мысли, единственным образом вяжущиеся с реальностью. Но как с таким можно согласиться?! Как в такое поверить?!
– Мама, - жалобно всхлипывает девочка. Она так и не придумала объяснение происходящему. Ей только бесконечно холодно, одиноко и страшно.
– Мамочка, - девочка облокачивается на изгородь, обнимает колени и утыкается в них носом, чтобы хоть как-то сдержать рвущееся наружу отчаяние, – помоги мне.

3

«Уууу, дождина! Даёт дрозда погода…»Клаус мысленно погрозил небесам кулаком. Но толку-то это делать, если дождь не перестанет идти? Они мокрые, озябшие и недовольные. Клаус сегодня решил расклеивать афиши вместе с детишками, ведь им важно присутствие старшего. Они не доверяют ему, и пока косятся на странного парня, но ему сейчас важно показать, что Старшему всё ни по чём. Только так можно завоевать у них авторитет. Тем более со странными предложениями вроде рисования и расклейки афиш. Представление, для них, пока что странная затея. С чего бы им отрываться от обычных дел и что-то учить. Только личный пример и объяснения помогают преодолеть эту апатию. «Делай, как я!» кричит он им, и показывает выполнение трюков и номеров. Это простое представление на сцене, ничего сложного. Даже не спектакль. Город не знает, что такое развлечения, но без них тут ужасно уныло и скучно. Так что Клаус решил разнообразить быть горожан и придумал работу для детишек. Что-то новое они воспринимают с опаской, но интересуются.
Но вот идти на расклейку в такую погоду было глупо. «Ладно, Клаус, не такой уж ты дурак. Выше нос и бодрее вид!» Да уж, как тут будешь бодрее, когда они ютятся под зонтом, а ты весь мокрый до нитки. Но, если тебе плохо, найди того, кому ещё хуже, и улучши его жизнь.
- Клаус, гляди! – дети заметили что-то интересное и оживились. Они стайкой столпились вокруг какого-то силуэта. – Ты кто? Давно тут? Чего ты ревёшь?
- Дети, - даже Циркач может быть строгим. – Что случилось? Чего шумите?
- Циркач, тут новенькая!...Что она говорит?...Маму зовёт, - дети злы, когда недовольны. И сейчас своё недовольство погодой и действиями Старшего они вымещают на этой бедняжке.
- А ну, успокоились! – Клаус не любит кричать, но не намерен выслушивать гадости в адрес неизвестной бедняжки. – Лучше возьмите её под зонт! – он подходит к девочке и склоняется над ней. – Тише, девочка. Мы тебя не обидим, - он не хочет говорить, что мама к ей не придёт, поэтому берёт её за руку. – Пойдём с нами, тебе лучше сейчас побыть в тепле и там, где сухо. Там будет лучше.
- Можно мы пойдём обратно?
- Да, мы уходим, - кивает Циркач, не оборачиваясь. – Её мы забираем с собой, - лёгким движением он поднимает девочку и накрывает своим плащом, оставаясь в одной цветастой рубашке. Хорошо, что тут нет простуды. – Не бойся, мы ничего плохого не сделаем. Давно ты оказалась тут?

4

Мариса забыла уже, сколько времени она сидит, замерев в позе камушка у дороги. Мир превратился в сплошную сырость, приправленную шумом дождя и собственным хлюпаньем. Если бы ее сейчас увидели родители, то не жалели, а наоборот: пристыдили бы за свое поведение. Но как бы она была счастлива, если бы вдруг они оказались рядом. Да Мари самой наверняка потом будет стыдно за свою слабость, вот только как остановить бесконечный поток слез?
Вдруг сквозь шум дождя прорезались голоса. Измученная девочка не сразу сообразила, что ее окружила галдящая ребятня, и, когда она подняла голову, чтобы встретиться с недовольными мокрыми мордашками, на лице ее читались растерянность и недоумение. А вокруг тем временем внезапно забурлила жизнь. Разновозрастная компания обступила нахохлившуюся девчонку, словно та была чем-то совершенно незаурядным и интересным. Кто-то протискивался посмотреть, смотрел и снова пропадал, кто-то наоборот долго нависал над Мари, пристально разглядывая. Народ переговаривался, суетился, мок и злился. Может быть даже на нее. Кажется, с ней пытались заговорить, только вот Мариса настолько наплакалась и оторопела, что сейчас не могла вспомнить, как вообще люди издают звуки.
Но вот прямо перед ней возник парнишка постарше остальной ребятни. Он наклонился к Марисе на уровень глаз, отделяясь от остальной нависающей толпы, и заговорил что-то успокаивающее. Девочка прекрасно его расслышала, да и говорил он располагающим тоном, но почему-то спокойнее ей от этого не стало. Слишком внезапно ее серая скисшая от дождя реальность наполнилась посторонними звуками и наблюдателями, поэтому от непривычно быстрой смены кадров у девчонки закружилась голова.
Ведомая старшим парнишкой, она покорно встала, нырнула под его плащ и изумилась от укутавшего ее тепла. В своей жизни Мариса ни разу так сильно не замерзала и, наверное, поэтому так тепло и приятно ей никогда в жизни еще не было. Девочка рывком запахнула полы плаща, боясь снова подпустить к себе леденящую сырость, из-под брезента выглядывала только мордашка с распухшими от слез глазами. Пару секунд Мари простояла неподвижно, сжавшись в комочек, силясь впитать все доставшееся ей тепло. По мере оттаивания конечностей, в голову постепенно приходило спокойствие.
– Давно ты оказалась тут? – девчонка вскинула глаза на обратившегося к ней старшего. Во взгляде все еще читалась растерянность, но страха определенно стало меньше. Его вопрос частично вывел Марису из оторопи, поэтому она смогла сгрести свои мысли, чтобы ответить:
– А где это: «тут»? – почти шепотом девочка задала встречный вопрос. Возможно, Мари повела себя нагловато, но именно это ее сейчас волновало больше всего. Она с нетерпением смотрела прямо в глаза парню, до дрожи желая, чтобы он сказал что-нибудь обнадеживающее.

5

До театра они дошли довольно быстро, поэтому Клаус задержался с ответом. Он не хотел говорить об этом на улице. Во-первых, не такой это разговор, а во-вторых, девчушка могла убежать от испуга, чего парень не хотел.
«Дома» их уже ждали и тут же дали всем полотенца и тёплый цикорий, который в театре шёл вместо кофе. Циркач отдал девушке чашку и аккуратно вытер полотенцем её голову.
- Пойдём к огню, - предложил он, провожая её в глубь помещения. Он устроился напротив камина, на стуле, а гостье предложил пуф. После установления атмосферы для разговора, Клаус выдохнул, словно собирался читать стих и начал. – Ты на Том свете, девочка. Ты умерла. Я сожалею. Выпей, цикорий согреет тебя, - он сделал паузу, подбросив в камин поленце. – Твои родители, как я понимаю, остались там, жить. Это, правда, грустно, но это так. Прости, но этого уже не изменить, - ещё одна пауза. Юноша даёт информацию небольшими порциями, чтобы его гостья могла всё переваривать постепенно. – Если тебе интересно, я тоже давно мёртв, как и все тут. Это загробный мир. Не Рай, согласен, но как есть…Тебе лучше остаться с нами. Тут тепло и можно жить, вместе мы справляемся с трудностями, - тут он спохватился и его голос стал взволнованно-смущённым. – Меня зовут Клаус, но ребята зовут меня Циркачом из-за одежды и жизни. Я тут старший, - в его рука, словно сами собой, появились цветные мячики, и клоун ловко начал жонглировать одной рукой, затем они также быстро исчезли у него в рукаве. Тепло от камина, наконец, начало разливаться по телу. Он шмыгнул носом и уселся на стуле ровно, глядя прямо на девочку. Интересно было знать, что она думает, чувствует, как она? Разумеется, с ней не всё в порядке, она осознаёт свою смерть, конец и кучу страшных вещей, но дети это переживают легче, ведь они не осознают ужаса смерти, для них это быстрый переход обычно.
- Хочешь что-то сказать или спросить? Я отвечу…


Вы здесь » SEPIA » Активные эпизоды » [FB][14.07] Первые шаги


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC